bitofabore: (Default)

 
По случаю приближения китайского Нового года расскажу-ка я, пожалуй, про славную парочку: Золотого мальчика и Нефритовую девочку (金童玉女).
       
Их изображение можно встретить на самых разных поздравительных открытках и сувенирах. И на новогодних — конечно, тоже. Золотой мальчик и Нефритовая девочка признаны практически всеми конфессиями Китая. Буддисты считают их помощниками бодхисаттвы Гуань Инь. Даосы полагают, что они служат Нефритовому императору.
       
Выполняют они самые разные функции: и защиту дома, и привлечение благосостояния, и помощь в решении проблем… Всего не перечислишь! По сути, они — посредники между миром людей и миром высших существ.
       
В руках они чаще всего держат символы благосостояния: золотые слитки, деньги, карпов и пр. Но могут они держать и другие предметы: хлопушки для отпугивания злых духов и исполнения желаний; веера для концентрации положительной и рассеяния негативной энергии; таблички с надписями и многое другое. 
       
Отличаются они друг от друга, в основном,  —  по причёске.
 
bitofabore: (Default)
Продолжая тему бардов и трубадуров...
    
Есть ещё одно слово латинского происхождения с похожим значением: менестрель.
Так уж вышло, что слово это более широко по смыслу. Так называли и слуг, и бродяг, и музыкантов, и шутников, и бездельников... 
    
Кстати, слова министерство и менестрель имеют одно и то же происхождение. Вот ведь какая загогулина!
 
bitofabore: (Default)
В стародавние времена отчего-то думалось мне, что трубадуры — это уличные музыканты. То есть, это те, кто в основном дудит в трубу, но при случае и на других музинструментах может сыграть. И уж только повзрослев изрядно, я узнал, что трубадур — это исполнитель собственных песен, то есть певец-сочинитель. И это название происходит не от слова «труба», а от старо-южно-французского: trobar — сочинять стихи или песни. Узнать-то я это узнал, а и поныне почему-то трубадуры представляются мне с трубами в руках. Чоуж.
   
А вот на севере Франции и в Британии людей той же самой профессии называют бардами. От старокельтского bardos, поэт-певец.
   
И в том, и в другом случае корни уходят в латынь, пути которой воистину неисповедимы.
 
bitofabore: (Pantalone)
Сказка №13
Город теней
 
Однажды весёлая фея Ризубель пролетала мимо жилища портного Кринуса. Портной сидел возле своего стола и старался вдеть нитку в иголку. Получалось у него плохо, так как пламя свечи дрожало, в такт с ним тряслись тени, и нитка была то видна, то совершенно невидима. Наблюдая за тщетными попытками портного, фея не удержалась и звонко рассмеялась. Кринус взглянул в окно, и, увидев фею, укоризненно сказал:
— Что же тут смешного! Лучше бы помогла старому человеку!
— Извини, — ответила Ризубель. — Ты совершенно прав. Но я не хотела тебя обидеть. Сейчас я помогу тебе. Отныне ты сможешь отбрасывать свою тень, куда пожелаешь. Совершенно независимо от источника света. А чтобы другие жители города не стали тебе завидовать, я наделю таким же даром и их. Пусть тоже отбрасывают тени, куда им заблагорассудится!
   
С этими словами, фея взмахнула волшебной палочкой, звонко рассмеялась и растаяла на фоне усыпанного звёздами неба. Кринус пожал плечами, покачал головой и счёл всё это за забавную шутку. Но вскоре он понял, что фея говорила совершенно серьёзно.
            
Другим жителям города тоже не потребовалось много времени, чтобы осознать чудодейственность нового дара. И тут началось тако-о-о-ое!
   
Приходя в общественные места, люди стали выбирать для своей тени место поприятнее. Каждому хотелось, чтобы его тень выглядела эстетично. Возникли целые ритуалы размещения тени. Многие стали искренне полагать, что тень должна отражать богатый духовный мир  и социальный статус хозяина. Сформировались разные эстетические направления. Нередко возникали споры и конфликты за право отбросить тень в наиболее привлекательном месте. Через некоторое время люди научились меняться тенями, продавать свои тени и даже воровать тени друг у друга. Появились официальный и чёрный рынок теней. Наиболее предприимчивые граждане добились права сдавать в аренду престижные места для отбрасывания тени. Оборот теней стал важным сектором экономики города.
   
Совершенно обыденно выглядели случаи появления человека, скажем, с тремя тенями сразу. Первую он удобно устраивал по правую руку от себя, вторую — красиво укладывал на потолок, а третью оставлял в гардеробе про запас. Клиенты художников-портретистов часто просили, чтобы на их портретах было показано как можно большее число теней. Один радикальный художник предъявил заказчику в качестве портрета равномерно закрашенный чёрный прямоугольник. «На этом портрете, — заявил он, — вы отбрасываете сто пятьдесят теней! А может, и все пятьсот!» Увлечённость людей тенесобиранием нередко высмеивалась в книгах, песнях и анекдотах. Появились термины «тенефилия» и «тенефобия». 
   
И тут судьба вновь привела весёлую фею Ризубель в этот город. Увидев всю теневую суету и сопутствующую ей неразбериху, фея на мгновение перестала улыбаться и тяжело вздохнула. Но характер у неё был лёгкий, а обыкновения грустить подолгу — так и вовсе не наблюдалось. Поэтому Ризубель игриво взмахнула волшебной палочкой — и всё стало, как прежде.
bitofabore: (Arlecchino)
Дочь решила вспомнить детство: упросила меня сварить манной каши. 
Сварили. Вспомнили.
Теперь, стало быть, оставшуюся манку мне доедать придётся, так как в семье никто другой просто так, то есть без повода, манную кашу есть не станет. На одну порцию уходит 25 грамм манки. Делим вес пакета 800 гр. на 25, получаем 32. Выходит, осталось на 30 порций. Э-хе-хе…
   
А вот интересный был бы сюжет: маленький Петя манку не любит, а есть её приходится. В один прекрасный день его нянька идёт в лавку и покупает там новый пакет этой славной крупы. И удивительная вещь! Пока она варит Пете манную кашу из этого пакета, приходят ей на ум удивительные сказки. И она эти сказки рассказывает Пете одна за другой во время завтрака. Петя и сказку слушает, и манку потребляет внутрь. А когда пакет заканчивается — всё! Как отрезало! Ни одной сказки больше няньке на ум не приходит! Практически, 1001 ночь. В смысле: один месяц манных сказок.      
bitofabore: (Windmill)
Неоднократно уже было замечено, что если в доме разобьётся что-то стеклянное, причём разобъётся вдребезги, то, как тщательно осколки ни собирай, всё равно какую-нибудь стекляшку отыщешь только через день-два, а то и через неделю. Но самое удивительное заключается в том, что нередко осколок обнаруживается на том месте, которое — на самом виду и  которое уж сто раз внимательнейше осматривал.
   
Объяснение тут такое: это домовой неубранный осколок находит и перекладывает его на то место, где стекляшку легче увидеть. А и то! Негоже в доме битое стекло держать!   
bitofabore: (Cats)
Сказка №12
Кощей Прекрасный и Василиса Бессмертная
 
В одной республике правил народом Кощей. Был он избран, как водится, демократическим образом, то есть методом «кто кого на площади перекричит». Народ поначалу удивился результату. А потом пообвыкся. Да это и неудивительно, так как Кощей стал править в меру разумно, то есть без самодурства и без крайностей нехороших. И обрёл он в народе неслыханную популярность. А вскоре получил он и прозвище —   «Прекрасный».
 
Однако была у Кощея печаль. Дело в том, что стал он замечать у себя признаки старения. Те, которые глазу видны (то есть морфологические), его не шибко огорчали. А вот проблемы с памятью и прочие ментальные закавыки досаждали ему значительней.
И повелел Кощей объявить повсеместно о большой награде тому, кто его от старческих невзгод избавит. 
 
В первый день откликнулся на клич заморский профессор бурбалиновых наук Болдердэш. Однако доверия он не вызвал. Слишком учёно говорил. На второй день явился в Кащеевы чертоги чудаковатый аптекарь. Очень пиявки рекомендовал. Был накормлен, напоен и отпущен восвояси. На третий день пришла к Кощею Старушка-на-Спине-Подушка.
— Знахарка что ли? — осведомился у неё  Кощей.
— Не-е-е, — ответила ему Старушка-на-Спине-Подушка, — не знахарка я. Но в разных местах бываю, много интересного замечаю. Слыхала я, что живёт в нашей республике одна дева по имени Василиса, а прозвище у неё «Бессмертная». В народе говорят, что уж больше сотни лет ей, а выглядит лет на двадцать. Вот кто тебе про тайну бессмертия рассказать может!
 
По немедленному указанию Кощея стража разыскала Василису Бессмертную и доставила её прямо в резиденцию. Без принуждения. Даже с почестями. Стал Кощей Василису расспрашивать о тайне её долголетия, а та ему и говорит:
— Да нет никакой тайны. Лет двести назад звалась я Премудрой. Ставила эксперименты научные, смешивала всякие вещества и снадобья. Случайно хлебнула я какой-то смеси, испугалась, думала — помру. Ан нет — сделалась я бессмертной. Да только вот по молодости лень мне было научные записки вести, поэтому из чего та смесь состояла, мне неизвестно. Я уж много раз пыталась восстановить события того дня в памяти, да только всё без успеха. Истинную правду тебе говорю!
— Да я верю тебе, верю… — говорит Кощей. — А предложить хочу вот что: ты поживи в моей резиденции, сколько захочешь. Любые опыты ставь. Что угодно от слуг требуй — всё тебе будет доставлено незамедлительно. И не считай себя пленницей! Если надо — вольна ты идти, куда пожелаешь. Глядишь — и вспомнится тебе рецепт чудодейственного зелья.
 
Василиса видит: условия хорошие. Стала она у Кощея жить. А через месяц-другой стала она замечать, что Кощей ощутимо моложе становится. Пришла она к нему и говорит:
— Похоже, бессмертие моё заразительно. Гляжу я на тебя, и глазам своим не верю. Молодеешь прямо на глазах! Отыскал что ли зелье волшебное без моей помощи?
Кощеюшко взгляд потупил и отвечает:
— Нет, не сыскал я волшебного зелья. А случилось со мной то, что влюбился я в тебя по уши. Оттого и молодею. 
Василиса очи опустила, улыбнулась и говорит:
— Вот и молодей, молодей, Кощеенька! Очень молодость тебе к лицу!
Кощей от таких слов ещё прекрасней стал. И ещё моложе.

Вот что настоящая любовь с кощеями-то делает!               
bitofabore: (Pantalone)
Сказка №11
Женитьба Ивана Царевича
 
Однажды в некотором королевстве дракон выкрал из дворца принцессу. Её отец, тамошний король, незамедлительно объявил, что победитель дракона непременнейше получит принцессу в жёны и полкоролевства в придачу. Не сразу, но всё же нашёлся заморский богатырь Иван Царевич, который дракона в честном бою умертвил и принцессу к отцу-матери обратно доставил. То-то было радости! Назначили свадьбу через месяц, стали готовиться… То не сказка ещё, а предисловие-интродукция. Сказка аккурат с этого места начинается.
 
Заходит король к своей любимой спасённой дочери перед завтраком и застаёт её в горючих слезах.
— Что такое?! Кто посмел огорчить тебя? — спрашивает король.
— Никто, батюшка, — отвечает принцесса. — Видишь ли какое дело: не люб мне Иван Царевич! Совсем не люб! Он, конечно, герой. И если бы не он, то и по сей день бы… Но! Сердцу же не прикажешь!
— Вот же неприятность какая! — отвечает на это король. — Но зачем слёзы-то лить?! Что-нибудь придумаем! Яду, например, Ивану Царевичу в яства подмешаем… Али мало спасительных практик на сей случай придумано?!
Принцесса — ещё пуще в слёзы. Говорит:
— Нечто мы звери лютые, грешники неблагодарные?! Как же ты, папенька, такое можешь предлагать? О таких вещах даже думать не смей! Видно на роду мне написано с нелюбимым жить!
 
В смятении покинул король покои своей дочери. Пришёл к себе и тотчас велел позвать придворного шута. Были они одногодками, с детства дружили… Рассказал король шуту про дочкины печали и просит:
— Сходил бы ты, Арли, к Ивану! Поговорил бы! Человек он, похоже, порядочный. Объясни ему всё! Пусть он сам от принцессы откажется. А полкоролевства мы ему отпишем. Тут всё — как обещано.
 
Вопрос —  не шутовской и не шуточный, но делать нечего. Вздохнул глубоко Арли и пошёл к Ивану-Царевичу. Выпили бурбульской медовухи. Поговорили.
— Да я и сам всё вижу, — говорит Иван. — Не слепой! Но уж больно по сердцу мне принцесса! Да и где гарантия, что по иному лучше будет? Принцесса покапризничает, повыбирает — да и окажется в жёнах у того, кто и её не любит, и к кому она равнодушна. Мучиться будет. Жалеть. Да поздно. Если в браке хоть один искренне любит — это уже хорошо! Али не согласен?
Что тут сказать? Вот и Арли плечами пожал и ещё себе медовухи в кубок плеснул. 
А через пять дней повстречал Иван во дворце девицу Алину. И словно искра ангельская промеж ними сверкнула. Очень она ему понравилась. А он — ей. Казалось бы — вот он выход и общее благолепие! Ан нет! 
 
Принцесса как узнала, что Иван от неё отказывается — опять натурально в слёзы. Не любят принцессы, когда кто-то от них сам отказывается.  Король — опять к шуту.
— Сходи, — говорит, — к принцессе, поговори с ней! Тебя она может послушает…
— Нет, — говорит шут. — Не станет она меня слушать. Давай по-другому поступим. Познакомлю-ка я принцессу с Адамисом, капитаном твоей гвардии. Парень —  хоть куда! Давно по принцессе сохнет. Дворянин. Но не королевской крови, конечно.
— Это ничего, — отвечает король. — Это даже хорошо! 
 
В общем, через две недели сыграли две свадьбы: Ивана с Алиной да Адамиса с принцессой. Иван от полкоролевства отказался. Взял денежную компенсацию. На пиру погуляли знатно. Через пару часов после начала король с шутом головными уборами поменялись. Но никто ничего не заметил.
 
А вы говорите — убить дракона…
bitofabore: (Default)
Вот интересная штука.
 
Многие персонажи в «Анне Карениной» именуются на ярко выраженный англофильский манер:
Екатерина => Кити
Дарья => Долли
Степан => Стива
Елизавета => Бетси
 
То, что во второй половине XIX века в России возникают некоторые признаки англомании — факт известный.
Но вот интересно: в произведениях позднего Достоевского или раннего Чехова есть ли приметы этой англомании? Или это только в высшем свете наблюдалось? 
bitofabore: (Pantalone)
Сказка №10
Про Ваню-дурака и Заиньку
 
Жил-был сельский мужчина Ваня-дурак. И был у него закадычный друг  Заинька.  Серенький такой. Тот самый, который скок-поскок. Сереньким Заиньку именовали по масти, а по уму-то он был вполне просветлённым. Но Ваня-дурак думал, что прозвища у них были по смыслу близкие. И оттого чувствовал он в Заиньке близкого по духу товарища.
 
Вот как-то раз сели они на пригорочке сорок считать. Заинька — с кочерыжкой, а Ваня — с балалайкой.  Уж изрядно насчитали. Тут Ваня и говорит:
— А не кажется ли тебе, Заинька, что некоторых сорок мы по два раза сочли? А может и по три?
— Да, пожалуй, так и есть, — отвечает Заинька. — Но беда-то не велика! Чай не в управу отчёт пишем!   
— Оно, конечно, верно… Да только как-то что-то не так…  Плохо это, неправильно. Давай, я буду считать сорок, летящих справа налево, а ты —  тех, которые летят слева направо. Так правильнее будет во всех отношениях.
«Вот же ерунда какая!» — думает Заинька. Но вслух этого не говорит. Не хочет друга огорчать. Было бы из-за чего балалайку ломать! Повертел Заинька в лапках кочерыжку и говорит:
— Что ж, давай считать так, как ты предлагаешь. Только правильного ответа мы всё равно не узнаем. Его и сами сороки не ведают.
— Да как же так! — огорчился Ваня. — А вот мы сейчас у какой-нибудь сороки спросим.
Дождался Ваня момента, когда одна из сорок совсем близко пролетала и кричит:
— Эй, сорока! Помоги нам спор разрешить!
Сорока — пернатое любопытное. Присела она на веточку и говорит:
— Что за спор? Излагайте!
Ваня всё как есть тут и рассказал. 
— Мы, сороки, друг дружку не считаем, — отвечает сорока. — Надобности нет. А ты, Ваня, с приоритетами определись. Тебе что важно: процесс или результат?
— Мне главное, чтобы — с Заинькой! — формулирует Ваня. — Очень хорошо у нас всё на пару получается!
— Так и не надо лишних вопросов задавать! — подвела итог сорока.
Заинька с ней полностью согласился. Но вслух ничего не сказал. Не хотел Ваню огорчать.  
bitofabore: (Pantalone)
Сказка №9
Нахождение смысла
 
Есть в Джарезме посудная лавка Аль Кудда. Всем известное место. Так вот, как раз напротив неё (самую малость вверх по улице) сидит дервиш Сахнуб и за небольшое вознаграждение объясняет каждому смысл чего-либо. Будь то вещь, человек или явление — у всего своя суть есть. Вполне процветающее предприятие. Желающие всегда есть. Дервиш и без вознаграждения готов объяснить что угодно. Но люди отчего-то думают, что подлинный смысл им будет открыт только тогда, когда они вручат дервишу что-то ценное. Сахнуб не возражает… Вот послушайте, какая интересная посетительница пришла однажды к дервишу в поисках смысла.
    
Было это прошлой весной. Сказочное время в Джарезме: ночи уже тёплые, а в полдень ещё не слишком жарко. Сахнуб сидел на низкой деревянной скамейке перед своим домом и смотрел в небо. Наверное, постигал его смысл. И тут к нему обратилась проходившая по улице женщина:
— Не ты ли тот самый дервиш Сахнуб, о котором говорят, что ему открыты все тайные смыслы вещей?
— Да, это я, — отвечал Сахнуб. — Что тебе надо? Если руководит тобой праздное любопытство, то лучше ступай себе своей дорогой! А если хочешь спросить что-то — не медли!
— Я хочу рассказать тебе свою историю, — сказала женщина. — И буду благодарна, если ты объяснишь мне её, ибо сама я постичь эти факты не в силах.
 
Сахнуб уж было приготовился выслушать очередную историю о вещем сне или о знамении (а таких историй выслушал он немало), но с первых же слов рассказ женщины поразил его своей необычностью.
— Дело в том, что у меня живёт обезьяна, — начала свой рассказ посетительница. — Я кормлю её, и она никуда не уходит.
— То есть, ты держишь её не в клетке?
— Никакой клетки у меня нет. Да и не держу я её вовсе. Она может идти, куда захочет. В любое время. Но она не уходит. Ведёт себя очень разумно: ничего не бьёт, нигде не пачкает. Спать уходит на двор. Когда ко мне кто-то приходит, обезьяна находит себе укромное место и сидит там, ничем не выдавая своего присутствия.
— Чем же ты кормишь её?
— Тем же, что ем сама. Вот разве что: морковный суп часто варю специально для неё. Очень уж она его любит.
— А это самец или самка? И живёт ли кто-то ещё с тобой в доме?
— Это самка, — спокойно отвечала женщина. — А живу я одна. Раньше жила с братьями, но теперь они живут отдельно.                              
— Зачем же ты привела её в дом? — удивился дервиш. 
— Я не приводила её. Вот ещё! Один раз я вернулась с базара — а обезьяна сидит у меня во дворе и царапает на песке какие-то линии.
— И ты хочешь узнать, как тебе избавиться от неё?
— Вовсе нет. Она не является для меня обузой. С ней даже веселей! Всё-таки ещё одна живая душа в доме!
— Что же ты хочешь? — непонимающе пожал плечами дервиш.
— Я хочу узнать, какой в этом смысл.
— Ага! — обрадовался почему-то дервиш. — Значит, ты рассматриваешь обезьяну как знамение! Ведь так? И ты хочешь получить толкование?
— Нет, не так, — отвечала женщина. — Обезьяна — мой квартирант и сосед. Я не склонна видеть в каждом, кто приходит в мой дом, знамение. Я просто хочу знать, есть ли в этом какой-либо смысл.               
 
Сахнуб погрустнел и задумался. «Интересно, — думал он, — есть ли какой-либо смысл в том, что эта странная женщина пришла ко мне именно сегодня?» Ответ не приходил ему в голову. Да и женщине не мог он ответить ничего разумного.
— Смысл во всём этом, безусловно, есть, — сказал он. — Но в чём он — я не знаю. Иди домой. И если смысл всего этого станет тебе ясен — приходи опять! Я выслушаю тебя с подобающим вниманием.
 
Женщина ушла, и больше Сахнуб её не видел.
bitofabore: (Pantalone)
Сказка №8
Как попасть в город

Дороги бывают разные. Бродячие артисты Андрес и Бордис, а также их неизменный спутник кот Фенимор, надеялись ещё до полудня дойти до ворот какого-либо славного бурбульского города. Дорога, по которой они шли,  их не обманула — вывела прямиком к цели.
 
Городские ворота, к которым вышли наши славные друзья, были наглухо закрыты. На столбе неподалёку были прикреплены два объявления. То, которое побольше, гласило: «Свободного доступа в город — НЕТ!!! Провиант и прочие ресурсы у нас ограничены! Любой, желающий войти в город, должен обосновать необходимость своего пребывания в нём!» В объявлении поменьше было написано: «Хотите попасть в город? Мы всё устроим! Стряпчие Брям & Шрумридль. Оставьте ваши координаты для связи прямо на этом объявлении!»
 
Друзья посовещались минутку и решили попробовать обосновать своё прибытие. В конце концов, они ведь ничего не теряли! Андрес подошёл к двери и позвонил в специальный колокольчик. Тотчас открылась маленькая калитка сбоку, и в проём выглянул бородатый стражник.
— Бродячие артисты? Что вы тут забыли? Читать не умеете что ли? — закричал он.
— Прекрасно умеем, — ответил Бордис. — Но мы вовсе не бродячие артисты! Как вы могли такое о нас подумать? Мы — честные попутчики. И, господин начальник городской стражи, мы готовы обосновать свой приход!
 
Стражник не был, конечно, никаким начальником, но учтивые речи усыпили его бдительность, и он согласился выслушать доводы визитёров.
— Я известный финансист-инвестор, — заявил Андрес. — Я не только не претендую на ваши ресурсы, но и готов сам вложить в развитие города изрядную сумму. Цель моего прибытия — поиск возможностей и оценка инвестиционного климата.
— Что-то не похож ты на инвестора, — ответил стражник. — Одет небогато. Да и прибыл не в карете! Ну-ка, покажи свои денежки!
— В наше время, господин начальник стражи, с деньгами да в карете едут одни дураки! Прямой путь в лапы разбойников! 
— Разумно! А ты что скажешь? — спросил бородач у Бордиса.
— А я известный заклинатель птиц, — отвечал тот. — Птицы разносят страшные болезни. А спрашивать разрешения на вход в город им не надо! Разве вы не слыхали о приближении эпидемии мурмалиновой лихорадки? Я могу спасти город от этой напасти!
— Ну, а ты? — обратился стражник к коту. — Позволь, догадаюсь! Известный мышелов? Знаток сказок? Мимимишный пупсулечка? Нет? Представителей этих профессий у нас в городе полным-полно!
— Напрасно иронизируете! — спокойно сказал кот. — Я личный массажист этих двоих. Без меня ни инвестор, ни заклинатель утром с постели просто встать не смогут. 
Кот повернулся к своим друзьям, и они утвердительно закивали.
 
Стражник рассудил, что надо эту компанию в город пустить. В любом случае, много они не съедят. А там, глядишь, и пользу какую-никакую принесут… Но последняя, и самая главная, причина заключалась в том, что стражнику надоело пускать в город людей скучных и жуликоватых. А в этих пришельцах увидел он людей весёлых и остроумных. Даже в коте человека увидел! Вот так!                                              
bitofabore: (Pantalone)
Сказка №7
Выбор избавителя

В одном городе люди ужасно страдали от соседства с неким драконом. Вида он был ужасного, да и характер имел скверный. Бывало, самодурствовать начинал. И недёшево обходился: требовал себе из трактиров лучшие бурбульские вина и яства. Чистое разорение!
Кинули горожане клич:  кто город от дракона избавит — тот получит столько золота, сколько унести сможет. А впридачу — титулы Почётного Горожанина, Отважного Избавителя и Всеобщего Любимца.
 
Трудно сказать, какие обещания сильнее подействовали, золота или титулов, но сыскалось трое смелых рыцарей, готовых подписать контракт на уничтожение летучей рептилии. Первым вызвался славный Гондилот, рыцарь из местных. Вторым подал заявку Дордибот, странствующий герой. Третьим стал Абранокс Ч., непонятно откуда взявшийся.
 
Три контракта для города были разорительны. Поэтому городские власти собрались в ратуше, чтобы выбрать самого достойного из достойнейших, самого подходящего из наиподошедших.

Начал обсуждение бургомистр:
— Как хотите, господа, но Гондилота я бы не выбирал. Вид у него дурацкий. Волосы всклокочены, на одежде пятна, изо рта дурно пахнет. Не таким мне видится спаситель города!
Вторым выступил глава гильдии купцов.
— Дардибот, конечно, славный герой, — сказал он, — но знаете ли вы, какая про него ходит молва? Говорят, что в каждом городе у него по два, а то и три, внебрачных ребёнка. Таким ли мы видим нашего избавителя?
Третьим взял слово глава канцелярии.
—  Я тут навёл кое-какие справки, — сказал он, предварительно откашлявшись. — И должен вам сказать, есть все основания подозревать Абранокса Ч в связях с Бабой Ягой. Ладно бы ещё: с нашей местной колдуньей… Но с какой-то русской бабой! Это немыслимо!

Как вы уже догадываетесь, и по сей день жители того города своего дракона кормят.
bitofabore: (Windmill)
 Иллюстрация к сказке №4: http://bitofabore.dreamwidth.org/4023.html


bitofabore: (Pantalone)
Сказка №6
Коза и корова
 
Пришла коза к корове и говорит:
— Фрау Грузель совсем о нас не заботится. Вчера пришла к нам в начале десятого! Уж и петухи сто раз пропели!
— Так уж и сто? — отвечает корова.
— Ну, пусть не сто. К делу это не относится, — парирует коза.
Помолчали. Помычали. Побекали. Коза опять говорит:
— Что-то солнца давно не видать. Сплошные облака на небе.
— Будет и солнце, дай срок! — отвечает корова.
— Да уж прошло сроков сорок сороков! — парирует коза.
Постояли. Ушами помахали. Коза опять говорит:
— Вода на реке стала тиной отдавать. А так хочется водички родниковой!
— Что проку мечтать?! — отвечает корова.
Головами повертели. Глазами поморгали.
— Скучно с тобой, — говорит коза. — Всем ты довольна. Всё принимаешь как должное.
— Зато никто не считает меня ни глупой, ни упрямой, — отвечает корова.
— Ах, это я-то глупая?! Это я-то упрямая?! — возмутилась коза.
— Да не ты, не ты, — успокаивает её корова. — Это глупые люди так считают. Да что с них взять? Успокойся уже!
— Скучно с тобой! — говорит коза.
Тут и фрау Грузель пришла. Пришло время доить и козу, и корову.
bitofabore: (Pantalone)
Сказка №5 
Великан и бакалейщик
 
Случается, что и бакалейщикам выпадают удивительные приключения. Помните Зауберштайна? Нет? Сейчас расскажу…
 
Отправился этот самый Зауберштайн в соседний город на ярмарку. Хотел он новых товаров присмотреть для своей бакалейной лавки. А дорога пролегала через лес. И жил в том лесу великан. И надо же было такому случиться: вышли великан и Зауберштайн прямо навстречу друг другу. «Эге, да он настоящий!» — подумал Зауберштайн. А великан ничего не подумал. Так как не умел. 
 
Великан тотчас схватил бакалейщика да как зарычит:
— Ага! Сейчас я посмотрю, что у тебя внутри!
Зауберштайн, ясно-понятно, перепугался, но видит: великан глупый, но любопытный. И закричал тогда Зауберштайн изо всех сил (иначе бы великан просто его не услышал):
— Отпусти меня, великанище! Я дам тебе взамен удивительную вещь!
— А у меня всё есть! — отвечает великан. — А чего нет — то я сам возьму!
— Э-э-э! А я могу дать тебе то, что сам ты взять никак не можешь.
Великан удивился и ехидно так уточнил: 
— И что же это такое?
— Чувство прекрасного!                      
Ещё больше удивился великан. Потом вспомнил, что частенько слышал он от разных людей упрёки в отсутствии этого самого чувства. 
— Ладно, — говорит, — давай сюда своё чувство. Уговорил!
 
Бакалейщик исхитрился, засунул руку в карман и вытащил из него перламутровую пуговицу. Для великана она была столь мала, что смотрелась просто искоркой в руках его собеседника.
 
— Открывай рот! — кричит Зауберштайн. — Сейчас я кину туда чувство прекрасного! Глотать не обязательно, сплёвывать — запрещено! Просто сиди и жди, пока чувство прекрасного растворится в тебе без остатка.
 
С этими словами метнул находчивый бакалейщик пуговицу прямо в пасть великана. Великан от изумления замер и Зауберштайна выпустил. Сел на землю и стал ждать, пока чувство прекрасного внутри растворится. Говорят, и по сей день сидит…
 
А Зауберштайн бакалейное дело бросил. Выучился на дантиста. Уж больно ему понравилось кричать «Открывай рот!».
bitofabore: (Pantalone)
Сказка №4
Дверь
 
В Джарезме много базаров и много кофеен. И повсюду там люди рассказывают историю про юношу, которому однажды приснился сон. В том сне явился ему ангел и сказал: «Обязательно отыщи дверь, на которой изображёна птица, сидящая на рыбе. За этой дверью ты найдёшь своё счастье». И так ярок, так убедителен был мир того сновидения, что решил  юноша непременно ту дверь отыскать. И искал он её всю жизнь. До самой старости. И в своём родном городе, и в других местах, куда приводила его судьба, этот человек использовал каждый хоть сколь-нибудь достаточный для поисков отрезок времени для того, чтобы отыскать заветный вход. Да только всё впустую.
 
И вот однажды в одной из кофеен, где он прежде никогда не бывал, Искатель Птицы и Рыбы пожаловался хозяину на свою трудную судьбу и даже посоветовал никогда не верить в сновидения. Владелец кофейни выслушал его и ответил так:
— Что попусту сожалеть! Возьми мел или уголь, выбери любую дверь и нарисуй на ней птицу, сидящую на рыбе. А потом, не мешкая, в ту дверь заходи! Я бы на твоём месте давно бы уж так и поступил.
— Кто же позволит мне рисовать на своей двери? А ведь найдутся и те, кто с охотой потащит меня к судье… А могут ведь и колдуном объявить…
— Эх, теперь мне понятно, отчего ты до сих пор не отыскал своей заветной двери! Впрочем, ладно. Пойдём, я покажу тебе дверь, на которой ты можешь рисовать что угодно. И даже дам тебе кусок мела.
С этими словами хозяин кофейни взял Искателя за руку и повёл его во внутренние дворы. Там он и указал на старую рассохшуюся дверь.
— Вот, — говорит, — рисуй, что хочешь. А потом входи!
 
И сказав это, хозяин кофейни удалился. Искатель же повертел в руках кусок мела, подумал минутку — да и изобразил долгожданную Птицу на Рыбе. После этого он медленно открыл дверь и шагнул внутрь. За дверью оказался меленький дворик, в дальнем углу которого был виден проход. Искатель устремился к нему и вскоре оказался на уже знакомой улице, неподалёку от кофейни. Почему-то он ожидал совсем не этого, и по этой причине настигла его печаль. «Ладно, — подумал он. — Вот уже борода седая, а всё в сказки верю! Пойду-ка домой, займусь делом».                     

Однако, хотите — верьте, хотите — нет, но после этого стало Искателю необыкновенно везти. И все его юношеские мечты стали вдруг сбываться одна за другой. Правда, не всему он был рад. От многого отказывался. В зрелые-то годы многие юношеские мечты уже кажутся дурацкими. 

Как бы там ни было, решил Искатель отблагодарить человека, указавшего ему заветную дверь. И даже богатый подарок подобрал. Но сколько ни искал он ту кофейню — найти её больше не мог.
bitofabore: (Default)
Каждый, кто покупал «Газету для дураков», говорил, что он покупает её не потому, что считает себя дураком, а потому, что ему интересно узнать, о чём там для дураков пишут.
Николай Носов. «Незнайка на Луне».  
 
bitofabore: (Default)
За полночь собрался уж было я ложиться спать. Постельку подготовил, лампочки на ёлке выключил. Вдруг — звонок в дверь! Что за дела? Первое, что подумал: наверное пьяные пионеры развлекаются. Подошёл к двери, заглянул в глазок. Стоит перед дверью девушка средних лет. Что характерно: без признаков алкогольного опьянения.
— Что привело вас ко мне? — спрашиваю я.
— Ой, — говорит она, — Вы не посмóтрите: к вам на балкон куртка не залетала?
— А давайте, — выдвигаю я встречное предложение, — я утром посмотрю. Поздно, темно, холодно… Ну, вы понимаете?
— Вы хотя бы посмотрите: у вас она или нет? Мы тогда поисковую операцию свернём. А?
— Ладно, — отвечаю я. — Сейчас выйду на балкон. Что уж там!
Как есть, то есть практически голышом, выбираюсь на балкон. Главное — контролировать кошку, чтобы она за мной не прошмыгнула. Нахожу злополучную куртку, приношу её таинственной незнакомке.
— Вы хоть на часы-то смотрели? — ворчу я. — Почти час ночи уже…
— Да мы тут Рождество празднуем… — говорит девушка.
— Ну, с Рождеством вас! — поздравляю её я. 
Иду спать.
Сплю.  
bitofabore: (Default)
В литературных (включая драматургические) теориях часто пишут о конфликте (конфликтах) как о движущей силе произведения. В этом много правды, да. Но всё же, смею полагать, конфликт всегда вторичен. Первично нечто другое. И это другое — тайна. Вполне могу представить себе произведение без конфликта. Или с надуманным, за уши притянутым конфликтом. А вот без тайны — никак. При этом под тайной понимается не нечто скрываемое, а просто неизвестность, неопределённость. Поженятся или нет? Сумеет выкрутится или нет? Выведут на чистую воду или нет? Вернётся или нет? Хватит смелости или нет? Что сказал покойник? Эти и им подобные вопросы являются истинными движителями сюжета. А конфликт — лишь один из множества инструментов, помогающих управлять восприятием тайны. Этот инструмент используется наиболее часто, да. Но это не свидетельствует о его единственности. 
 
В той или иной форме это признают и многие теоретики. Вот, например, А. Митта в своей известной книжке пишет: «В драме мы балансируем между явным и загадочным, обыденным и спектакулярным. Мы хотим раскрыть тайны людей, но так, чтобы это происходило естественно, как будто само собой. Для этого есть только один путь — действия людей в конфликте». Один тут возможен путь или несколько — вопрос спорный. А вот примат тайны обозначен верно.  
 
Или вот другой фрагмент из той же книжки Митты:
 
«Как-то я поделился соображением об универсальном действии этого «вдруг» с приятелем, известным фантастом Киром Булычевым. Он сказал:
— О, я всегда работаю с этим. Только у меня другая формула, не «вдруг», а «это не мама». Приходит мальчик домой, стучит в дверь, кричит: «Мама, открой — это я!» Дверь медленно открывается. А это не мама. 
— А кто?
— Уже интересно?»
 
Это Митта пишет о драматургической перипетии. А получается — о тайне.
Page generated 20 Sep 2017 21:55
Powered by Dreamwidth Studios